Четверг, 21.09.2017, 22:13Приветствую Вас Гость

Непознанное

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Записная книжка
  • Категории раздела
    Техника - молодёжи [203]
    Юный техник [69]
    Поиск
    Форма входа
     
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рускаталог.ком - каталог русскоязычных сайтов
     

    Фантастика

    Главная » Фантастика » Юный техник

    ВОСПИТАНИЕ ГАВРИЛОВА
    11.08.2012, 06:53

    Кир БУЛЫЧЕВФантастический рассказ

    Пенсионер Николай Иванович Ложкин возвращался домой автобусом. Ехал издалека, с лесопилки, и было время подумать на разные темы. Надо сказать, что в тот день Ложкина прихватил ревматизм и оттого он был склонен к печальным мыслям.
    Автобус был полон, Ложкин стоял в проходе, а перед ним сидел юноша спортивного типа, читал книгу о Штирлице, а когда надоедало читать, глядел в окно на пролетающие пейзажи. Ложкин ощущал в этом несправедливость, но мак-то неловко было сказать: «Уступите мне место». Никто не любит признаваться в том, что он уже немолод.
    И тут, на остановке, вошла молодая женщина с младенцем на руках. Юноша, видно, ее заметил, потому что оторвал взгляд от пейзажей, и снова уткнулся в книжку.
    Ложкин не выдержал.
    — Молодой человек, — сказал он, дотрагиваясь до плеча юноши.
    Тот, не отрываясь от книжки, шевельнул плечом, чтобы избавиться от руки.
    — Поднимите взгляд! — приказал Ложкин.
    — А чего? — спросил юноша, не поднимая глаз.
    — Женщина стоит, с ребенком, — сообщил ему Ложкин.
    — Садитесь, — сказал мужчина с палкой, поднимаясь с соседнего места.
    — Ну что вы! — ответила женщина, видя, что мужчина на протезе. — Я постою.
    Юноша подвинул колени, чтобы дать инвалиду выйти, и продолжал читать книгу с таким упоением, словно слизывал глазами с ее страниц мед или компот.
    Вдруг сзади послышался голос:
    — Погодите, это не так делается.
    К юноше протолкался крепкий пожилой человек, ловко наклонился, подхватил читателя под коленки и вместе с ним покинул автобус. Юноша предпочел промолчать и делал вид, что продолжает с интересом читать про приключения Штирлица, а пассажиры смеялись.
    Домой Ложкин вернулся взволнованный и, встретив на дворе соседа по дому Александра Грубина, обрадовался, что нашел собеседника.
    — Что делать? — спросил он Губина. — Куда мы идем?!
    Грубин был известным в городе изобретателем, талантливым человеком, можно сказать, самородком. Выслушав драматический рассказ старика Ложкина, он сначала постарался его успокоить.
    — Может быть, — сказал он, — тот юноша просто был так увлечен чтением, что не замечал окружающего?
    Ложкин отрицательно покачал головой.
    Из окна, выходившего во двор, доносились громкие звуки музыки. Подросток Коля Гаврилов, обитавший в том же дворе, крутил магнитофон. Поэтому разговаривать приходилось громко, почти кричать.
    — В любом случае, — сказал Грубин, — этот юноша — исключение. Таких мало.
    — Встречаются, — не согласился Ложкин. — И с ними что-то надо делать.
    — Но что? Нельзя же всех выносить на руках.
    — Изобрети, Саша. На то у тебя и талант.
    — Чтобы изобрести, надо иметь техническое задание, — ответил Грубин. — Можешь составить?
    — Подумаю, — сказал Ложкин и поспешил домой.
    На следующий день он принес Грубину вот такой документ:
    ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ
    Вступление. К сожалению, среди нашей молодежи еще встречаются отдельные случаи хулиганства, баловства, неуважительного отношения к старикам и девушкам. Пока что существующие методы не дают универсального эффекта. Я полагаю, что бороться надо на уровне условных рефлексов. Как учил академик Павлов.
    Задание. Создать прибор, легкий по весу, не стесняющий движений и прикрепляемый к подростку. Этот прибор должен реагировать в транспорте на приближение старика или женщины и заставлять подростка уступать место. Он должен улавливать невежливые слова и выражения и в случае их произнесения производить наказание. Он должен также наказывать подростка, если тот не по-товарищески относится к девушкам. Наконец, прибор должен вызвать желание помочь, когда рядом трудятся.
    Грубин долго читал, перечитывал техническое задание, потом сказал:
    — Зайди через недельку.
    Через неделю Грубин показал Ложкину уже готовый прибор.
    — Что, будет работать?
    — Полностью отвечает заданию. Питается от батарейки карманного фонарика. Теперь бы найти добровольца.
    В этот момент мимо окна прошел Коля Гаврилов, типичный подросток со всеми его хорошими, а также отрицательными чертами, Он учился в речном техникуме. Через плечо у Коли висел транзисторный приемник, а на лице было написано нежелание трудиться.
    — Вот он! — воскликнул Ложкин, бросаясь во двор. — Этот человек нужен науке! Коля! — остановил он подростка. — Ты не хотел бы принять участие в испытаниях?
    — Чего испытывать будете?
    — Прибор по перевоспитанию юного поколения.
    — Мне это ни к чему, — сказал Коля. — Меня с утра до вечера перевоспитывают. Сначала мать, потом преподаватели, а в промежутке все, кому не лень.
    — Стой! — воскликнул Грубин. Ему как изобретателю не терпелось испытать прибор. — Тебе что нужно? — спросил он. — Мороженое нужно? Карманные деньги нужны?
    — Мне новые кассеты для магнитофона нужны.
    — Отлично.
    — И мне три рубля нужны.
    — Условия приняты, — сказал Грубин. — Заходи в комнату, установим аппаратуру.
    Когда прикрепили к разным частям тела датчики и вывели в виде значка в петлице маленький фотоэлемент, Грубин сказал:
    — Можно начинать. Только предупреждаю, не старайся сорвать с себя датчики. Не получится. Только исцарапаешься.
    — Что же я, глупый, что ли? — удивился Гаврилов. — За такой гонорар каждый согласится. Куда идти?
    — Сегодня суббота, — сказал Грубин. — Поезжай на автобусе на пляж.
    — А вы?
    — О нас забудь.
    Гаврилов поправил фотоэлемент, включил транзистор и пошел к автобусной остановке. Ложкин с Грубиным последовали в некотором отдалении.
    В автобусе Гаврилов бросился вперед и уселся на свободное место. Грубин с Ложкиным остановились на задней площадке, держа Колю под наблюдением. Стоило в проходе появиться старушке с сумкой и приблизиться к Гаврилову, как подросток вдруг подскочил, покинул сиденье и замер в неудобной позе.
    — Какой принцип? — спросил Ложкин шепотом у изобретателя.
    — Фотоэлемент включил цепь, и, как только бабуся приблизилась на критическое расстояние, Коля получил удар током в нижнюю часть спины. Безопасно, но болезненно.
    Гаврилов уже проталкивался к изобретателю.
    — Вы чего? — спросил он обиженно. — Издеваетесь?
    — А что случилось? — спросил Грубин невинным голосом.
    — Так меня же током дернуло!
    — За дело. Надо места в автобусе уступать. Не слышал такого правила?
    — Это почему еще? — возмутился Гаврилов. — Мне десять остановок ехать, а ей у рынка сходить.
    — Она старше, — лаконично заметил Ложкин. — И притом женщина. Но если отказываешься от испытаний, — сказал Грубин, — тогда поехали обратно.
    — А чтоб током не дергало, что я должен делать?
    — Вести себя достойно и даже благородно.
    Гаврилов подумал немного и сказал:
    — Постараемся.
    До пляжа доехали без приключений. Хоть места в автобусе освободились, Гаврилов больше не садился, чтоб не рисковать.
    Погода стояла холодная, никто еще не купался, но на пляже было немало народа.
    — Колька! — закричали ребята из речного техникума, завидев Гаврилова. — Иди сюда.
    Гаврилов поспешил к товарищам, но на пути ему встретился мужчина, который ненароком загородил ему дорогу. Гаврилов налетел на него и только произнес первое неуважительное слово, как замер на месте с выражением крайнего отчаяния на лице.
    — Что там у него? — спросил Ложкин.
    — Пришла в действие небольшая плетка, — ответил Грубин. — Как только срабатывает микрофон, избирательно улавливающий слова, которые не следует произносить в культурном обществе, плетка приводится в движение.
    Гаврилов уже спешил к изобретателям.
    — Слушайте, — сказал он. — Я же не в автобусе. За что бьют?
    — А ты вспомни, что ты тому мужчине сказал?
    — Да я и сказать не успел...
    — Значит, успел, если прибор среагировал. Поедем домой?
    — Потерплю еще.
    И в этот момент Гаврилов увидел проходившую мимо Светлану, которая жила в соседнем доме.
    — Привет, — сказала Светлана.
    Гаврилов не ответил.
    — Ты почему не здороваешься?
    — Сама знаешь.
    — Ты на меня обиделся? Но я вчера к контрольной готовилась и не смогла к кино подойти.
    — Ах не смогла? Тогда слушай, что я тебе скажу...
    Но ничего сказать Гаврилов не успел, потому что вдруг из-за его воротника выскочила маленькая резиновая рука и как следует хлестнула его по щеке, после чего моментально спряталась на место.
    Гаврилов схватился за щеку.
    — Так тебе и надо, — сказала Светлана, даже не улыбнувшись. — Считай, что это моя рука.
    — Но я даже не успел сказать! — закричал Гаврилов. Ложкин — Даже не успел, а вы уже деретесь. Не надо мне ваших рублей! Пошли домой! Этого нельзя, это запрещено, за это дерутся! Никакой жизни не осталось!
    — А может, еще потерпишь? — спросил Ложкин. — Ведь у тебя скоро условные рефлексы выработаются.
    — Вот на себя навешивайте и терпите, — сказал Гаврилов. — Нашлись тоже...
    Он, конечно, не договорил, «то такие нашлись, потому что подпрыгнул на месте и попытался сорвать с себя датчики и проводки. Ничего из этого не получилось, и тогда со слезами на глазах Гаврилов бросился вдоль берега.
    Догнали изобретатели Гаврилова только на окраине городского парка, где проходил городской субботник.
    Гаврилов уже никуда не бежал. Он нес груду саженцев, затем осторожно сложил их возле линии ямок, подхватил свободную лопату и принялся помогать тем, кто копал такие же ямы для деревьев. Лицо Гаврилова было красным, по щекам текли слезы, но работал он с энтузиазмом, по крайней мере втрое быстрее остальных.
    — Что происходит? — удивился Ложкин. — Гаврилов работает!
    — Прибор действует, — улыбнулся Грубин. — Ты же просил, чтобы при виде людей, занимающихся делом, прибор заставлял бы подопытного принимать в этом участие. Когда Гаврилов пробегал мимо ребят, включились тяжи, мышцы начали сокращаться в полезном направлении. Он бы и не хотел работать, да не может. Давай не будем вмешиваться, пойдем домой. Коля найдет дорогу обратно и без нас.
    Коля возвратился только к вечеру. Шел он еле-еле, ноги не держали. Грубин окликнул его из окна:
    — Наработался?
    Гаврилов открыл было рот, чтобы ответить, но спохватился и промолчал. Только подошел к окну и знаками показал: «Снимите с меня мучительный аппарат».
    Освобождение от исправительного прибора заняло пять минут. Грубин смазал вазелином места, где были датчики, и сказал:
    — Одевайся, Коля, сейчас я тебе выдам деньги на кассету.
    Коля молча одевался. Он даже не ругался, не сердился, словно
    опасался, что прибор, хоть и лежащий уже на столе, все равно может наказывать на уровне условных рефлексов.
    Когда утром Грубин проснулся и открыл окно, он увидел, что Гаврилов сидит на скамеечке с книжкой в руке.
    — У меня к вам просьба.
    — Говори.
    — Вы сегодня опыты производить будете? Может, тогда меня подключите снова к вашей системе?
    — Деньги нужны? Только у меня перед получкой, сам понимаешь, негусто. Три рубля еще наскребу, а вот что касается кассеты...
    — Вы меня неправильно поняли! Я за бесплатно согласен. Мне сегодня на свидание надо идти, а потом другие личные дела есть. Так вот, я в себе еще не совсем, уверен.
    — Ну пошли, подключимся, — сказал Грубин. — Только чтобы не жаловаться.
    — Да чтоб я... — Коля Гаврилов осекся, помолчал. Потом закончил: — Скорее подключайте. Я очень нуждаюсь в условных рефлексах.


    Журнал «Юный техник» 1976 год №4

    Категория: Юный техник | Добавил: admin | Теги: Научно-фантастические рассказы
    Просмотров: 343 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]