Пятница, 24.11.2017, 21:12Приветствую Вас Гость

Непознанное

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Записная книжка
  • Категории раздела
    Техника - молодёжи [203]
    Юный техник [69]
    Поиск
    Форма входа
     
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рускаталог.ком - каталог русскоязычных сайтов
     

    Фантастика

    Главная » Фантастика » Техника - молодёжи

    КОНСТРУКТОР
    20.07.2012, 22:44

    Конрад ФИАЛКОВСКИЙ Научно-фантастический рассказ

    — Ты их видишь? — спросил Марп.
    — Нет. И долго еще не увижу...
    — Летишь... словно к системе Толимака... Звезды и звезды... Тебе не скучно? — Марп вдруг посерьезнел.— Они не отвечают уже вторую неделю...
    — Может, им так хорошо, что они забыли и о Земле и о передаче сообщений...
    — Не смейся, Тор. Все это не так уж забавно...
    — Наверно, какой-нибудь метеорит угодил им в антенну...
    — Давно бы исправили. Сото, знаешь, тот, главный космик базы не сидел бы сложа ручки, поджидая нас. Я его знаю...
    Неожиданно из динамика послышался высокий звучный сигнал.
    — Они? — спросил Марп.
    — Да.
    — Я слышал про этот их автомат, они называют его Конструктором. Он один из самых больших в солнечной системе. Собственно, он-то и выполняет всю работу... а они там только... ну, как это... Они лишь присматривают. Сото, этот космик, даже говорил, что у них масса хлопот с Конструктором...
    — Я слышал, — кивнул Тор.
    — Три недели назад, когда я встречался с Сото, тот возвращался из института. Они занимаются там самыми сложными системами. Он хотел консультироваться с ними чаще, но связь... Неужели не могли эту базу построить где-нибудь поближе?
    — Нет, не могли... — Тор взглянул на Марпа и улыбнулся. — Неудавшееся испытание обычно заканчивается небольшим термоядерным взрывом... Я подам им сигнал.
    Тор нажал клавиш вызова. Загорелся индикатор: энергия с антенн пошла в пространство.
    — Тор, — Марп остановился перед пультом, — Тор, они прервали передачу...
    — Не понимаю... Что значит прервали?..
    — Их сигнала нет.
    — Это не страшно. Наши приборы их отыщут.
    — Конечно, отыщут. Но потом я подам рапорт, и этого Сото выставят на какую-нибудь периферийную марсианскую базу. Там он сможет спокойно выращивать салат. — Марп отвернулся от пульта, где на экранах безуспешно выискивал сигналы базы. — И весь экипаж базы вместе с ним, — добавил он. — Таких вообще не надо посылать в космос.
    — Зря нервничаешь. А рапорт мы пошлем... — Он неожиданно осекся. — Есть астероид! — Тор показал на экране крошечное яркое пятнышко.
    — Ну, стало быть, мы дома, — сказал Марп и уселся в кресло. — Тор, вот что: ты заметил, когда замолкла их радиостанция? Заметил? Как только мы заговорили... Они нарочно отключились, а это значит...
    — Но это невозможно...
    — А это значит, что они против наших посещений.
    — Ерунда какая-то.
    — Я тебе говорю.

    Взгляни, — сказал Тор, когда они были уже близко. — Видишь базу? Астероид — ее оболочка. Там в глубине работает Конструктор. Скалы охраняют его от метеоритов и взрывов неудачных моделей космолетов.
    — Тор, посмотри-ка...
    — А... Космическая верфь. И новый космолет. Но черт возьми, какая уродина! Если это космолет, то самый странный из тех, что мне пришлось повидать... Садимся?
    Тор потянул на себя рычаг управления. ...Вскоре они уже стояли на белой плите космодрома.
    — Алло, Сото, мы прилетели с Земли. Вы слышали наш вызов? — сказал Марп в микрофон.
    Минуту ответа не было, потом динамик щелкнул.
    — Наконец-то вы прилетели. Входите. Я в лаборатории.
    — Ты ждал нас?
    Ответа не было.
    — Отвечай, Сото. Ты меня помнишь? Я Марп...
    — Входите. Я в лаборатории, — повторил динамик.
    Они двинулись вдоль коридора. Стены фосфоресцировали голубоватым отсветом люцита. Бесконечным рядом тянулись аварийные автоматы.
    Центральный зал казался кусочком Земли. Вверху вместо свода голубело призрачное небо, горело иллюзорное солнце, пробегали подобия облаков. Только растения были настоящие, и настоящим был аромат позднего лета.
    — Эй... есть тут кто-нибудь? — закричал Марп.
    Из-за кустов выскочил маленький автомат.
    — Никаких сигналов не поступало, — сказал он лаконично.
    — Объясни.
    — Согласно приказу я нахожусь в контакте с автоматами приема. Сигналы космолета ослабли ниже уровня шумов. Прием взяли на себя специальные автоматы. Сейчас сигналы отсутствуют.
    — Они искали нас подшумовым приемом, словно мы были в миллионах километров от базы.
    — Странно...
    — Странно? Абсурдно! Они тут играют в космонавтов, как детвора на школьной площадке...
    — Пошли к Сото, Марп, — серьезно сказал Тор.
    — Пошли, Я думаю, нам будет что ему сказать... Во всяком случае, в космиках он долго не просидит.
    — Где лаборатория? — опросил Тор у автомата.
    — Химическая лаборатория, второй горизонт, первый коридор.
    — Покажи другие лаборатории.
    — Других нет.
    — Как нет? — удивился Марп.
    — Он прав. Теперь я вспоминаю... Перед отлетом кто-то мне говорил, что в отличие от других баз тут не занимаются исследованиями. Эта химическая тоже появилась недавно. Они начали изучение космической пыли.
    — Верно, верно. В тот раз Сото рассказывал про нового химика, который как раз тогда оставался один на базе.
    — Мы уже где-то рядом...
    — Ага. В этом коридоре, но другой горизонт.
    Они прошли еще несколько шагов.
    — Лаборатория!
    Вошли.
    — Здесь тушили пожар! — воскликнул Марп. — Тут здорово горело...
    — Смотри, а пожарный автомат на месте. Пена высохла и крошится... Она застыла с неделю назад... А автомат стоит, никто его не отослал. Видишь, он увидел нас и уходит...
    — Не понимаю...
    — Он может уйти только по приказу человека.
    —- Значит... пена...
    — Да, тут не было никого по меньшей мере неделю. Несмотря на пожар.
    — Тогда кто же нас вызывал? — Марп подозрительно оглянулся. — Где они? Мы должны их найти... — Марп двинулся к выходу.
    — Постой. Сначала давай подумаем. Что вызвало пожар?
    — Неважно. Пошли искать их!
    —- Успокойся... Смотри, тут все выгорело. Вот тот почерневший прибор когда-то был анализатором химических соединений.
    — Но анализатор не взрывается.
    — Конечно, нет. Ты прав. Зато он может загореться.
    — Сомневаюсь... Разве что он работал несколько десятков часов подряд...
    — И к тому же у него были не в порядке предохранители. Да, странно все это выглядит... — Тор неподвижно стоял посредине лаборатории.
    — Однако он вызывал нас сюда. Помнишь: «Наконец-то вы прилетели. Я в лаборатории...» Похоже, нас ожидали...
    — То, что мы слышали, химик мог передать автомату.
    — Тогда проверим содержимое памяти этого автомата,— загорелся Марп.
    — Но химик мог сделать это и перед пожаром.
    — Верно. Значит, его слова были адресованы не нам.
    — А кому?
    Марп подошел к микрофону.
    — Шлюзовой автомат. Передай последний приказ.
    Динамик щелкнул.
    — Наконец-то вы прилетели. Входите. Я в лаборатории...
    Они минуту молчали.
    — Да. Мы были правы, — нарушил молчание Тор.
    — Ну и что? Где химик? Для кого эти слова? Где Сото и тот, второй инженер по космолетам...
    Тор пожал плечами. Он смотрел на внешний экран, где среди звезд выделялся рваный контур близкого горизонта астероида. Неожиданно горизонт, все вершины скал разгорелись ослепительным светом термоядерного взрыва. Потом по базе от фундаментов пошла дрожь.
    — Ядерный взрыв! — крикнул Марп.
    — Наверно, тот нелепый корабль снаружи разлетелся на куски. Это было чудовищное сооружение... — Тор задумался. — Марп! Впрочем, нет, это невозможно...
    — Невозможно?
    — Знаешь, мне пришло в голову, что взорвавшийся корабль мог быть построен только неконтролируемым Конструктором...
    — Не понимаю.
    — Кажется, на базе нет никого! Никого! Понимаешь? Уже по меньшей мере неделю. Скажи, когда ты виделся с Сото?
    — Больше трех недель назад... — сказал Марп, а спустя секунду добавил: — Ты думаешь, они не вернулись с Земли?
    — Да.
    — И остались в космосе без связи?
    — Да.
    — И поэтому Земля не получала сообщений?.. Но почему так случилось?
    — Хотел бы Я это знать.
    — А химик? Что стало с химиком? Ведь он-то не летал в институт!
    — Попробую проверить память Конструктора.
    Они пошли по коридорам вниз.
    Неожиданно они услышали за собой шаги. Оба повернулись, но это был тот самый маленький автомат.
    — Ну что? — спросил Марп.
    — Никаких сигналов не поступало, — сказал автомат.
    — Ты это уже говорил, — сказал Тор.
    — У меня есть приказ повторения. Изменяешь приказ?
    — Нет, — ответил Тор, а потом с неожиданным интересом добавил: — Объясни!
    — Согласно приказу я нахожусь в контакте с автоматами приема. Сигналы космолета ослабли ниже уровня шумов. Прием взяли на себя специальные автоматы. Сейчас сигналы отсутствуют.
    — Ведь он это уже говорил, нетерпеливо сказал Марп.
    — А ты все еще не понимаешь? Это он информировал химика о сигналах ракеты Сото. То, что ты слышишь, — это последнее сообщение... Ракета Сото удалилась от астероида так, что ее сигналов больше невозможно было принять. Заметь, сначала она была ближе к базе, сигналы были четче, выше уровня шумов. Потом начала удаляться, и сигналы ослабли.
    — Уходила в космос...
    — Да.
    — Но зачем?
    — Не было сигналов с базы.
    — Значит, когда они подали вызов со своей ракеты...
    — То астероид замолчал так же, как замолчал, когда его вызывали мы.
    — Но у Сото был обычный космолет, и, значит, уже кончалось горючее...
    — И OA не мог отыскать астероид, и космолет прошел мимо в своем полете к границам солнечной системы...
    — Они передавали сигналы бедствия...
    — Которых никто не слышал. Их ловил только астероид и... молчал.
    — Ну, а химик?
    — Вот именно, что делал химик? Это мы должны узнать.
    Теперь они шли вдоль коридора в глубь базы. Миновали броневые шлюзы, отгораживающие жилые помещения от систем Конструктора, и вошли внутрь. Коридор стал узким и напоминал скорее лесную тропинку, чем нормальный коридор космической базы. Стены исчезли, а их место заняли сплетенные в удивительную мозаику кристаллы Конструктора, связанные путаницей прозрачных разноцветных соединений. От кристаллов шел слабый зеленоватый свет, он пульсировал в неправильном, хаотическом ритме. Каждые несколько метров вбок отходили узкие коридорчики, где человеку даже не протиснуться.
    — Проходы для ремонтных автоматов, — сказал Тор.
    — Огромный этот Конструктор.
    — Да, очень велик, — согласился Тор. — В нем все человеческие знания о межпланетных полетах, вся астрономия, космология, сведения об атмосферах планет... И он не только конструирует. Он учится. Учится сразу же, стоит человеку лишь скорректировать его решение. И никогда не повторяет своих ошибок. Может, поэтому он не любит, чтобы человек изменял эти решения»
    — Что значит не любит?
    — Ну... Конструктор стремится просто не допускать такого положения, когда человек вмешивается в результаты его исследований. Именно по этому вопросу Сото консультировался в институте.
    — Интересно... Они остановились у блоков
    памяти. Спустя минуту подошли ремонтные автоматы. Тор и Марп пропустили их вперед, и те по очереди спустились в глубь колодца. Неожиданно сзади заговорил внутренний динамик базы.
    — Наконец-то вы вернулись. Входите. Я в лаборатории...
    — Что... что? — прошептал Марп. — Он где-то там и зовет нас...
    — Это не химик, — ответил Тор. — Я думаю, Конструктор поручил входным автоматам повторить эти слова, чтобы мы их услышали.
    — Конструктор? Но зачем?
    — Он зафиксировал, что после этих слов мы идем в лабораторию. Теперь... теперь он хочет, чтобы мы пошли
    снова... Не хочет пропустить нас в системы памяти.
    — Ты так думаешь?
    — Да. Это обучающийся автомат. Ты сам говорил, что Конструктор старается не допускать определенных ситуаций. Пожалуйста! Вот тебе пример такого поведения.
    — Что будем делать?
    — Идем к его памяти. Он может выкидывать такие штучки, но задержать нас не способен. В его псевдопсихику встроены системы абсолютного повиновения человеку.
    Тор спустился первым, за ним Марп. Несколько десятков шагов по заиндевевшему коридору, и они оказались в центре памяти.
    — Я начну с осмотра ограничений, наложенных на проектируемые космолеты, — сказал Тор. — Это основное задание Конструктора, его предназначение. Тут может оказаться источник основных конфликтов автомата.
    — Конфликтов?
    Да. В основе его псевдопсихики лежит стремление преодолеть трудности на пути реализации нового космолета, — говоря это, Тор одновременно с помощью автомата снял броневую плиту. За ней блестели тысячи небольших кристаллов, слепившихся в бесформенную глыбу. К этой глыбе эластичными щупальцами немедленно присосался маленький считывающий автомат.
    — Так, — немного погодя сказал Тор, — этого следовало ожидать. Наибольшим ограничением для Конструктора был инженер.
    — Какой инженер?
    -Я не знаю его имени. Конструктор определяет его как «человеческий фактор». Наверное, этот инженер летел с Сото.
    — Хорошо. Но почему он был ограничением?
    — Потому что не соглашался на бесчисленные концепции Конструктора. Наверно, часть его возражений была справедливой, а часть проистекала из привычки к «нормальным» конструкциям, «нормальным» двигателям. Взгляды Конструктора на технические решения космолетов должны быть очень смелыми...


    Журнал «Техника молодёжи» 1965 год №8

    Категория: Техника - молодёжи | Добавил: admin | Теги: Клуб любителей фантастики
    Просмотров: 293 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]