Понедельник, 25.09.2017, 01:59Приветствую Вас Гость

Непознанное

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Записная книжка
  • Категории раздела
    Техника - молодёжи [203]
    Юный техник [69]
    Поиск
    Форма входа
     
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рускаталог.ком - каталог русскоязычных сайтов
     

    Фантастика

    Главная » Фантастика » Техника - молодёжи

    БАНКА БЕЗ НАКЛЕЙКИ
    24.07.2012, 22:59

    Кто бы мог подумать, кто бы мог подумать!.. Профессор Шульцбергер нервно потирал затылок, а его взгляд, казалось, искал зашиты у меня.
    За окном простирался пустырь, «поросший бурьяном. Кое- где торчали трухлявые столбы, обкрученные колючей проволокой. Когда-то здесь был лагерь для военнопленных. Наверное, именно на этом «живом» материале и создавался научно-исследовательский центр, которым сейчас руководит профессор Шульцбергер...
    — Случай действительно непонятный. Не представляю, как можно так просто бросить все и уйти. Мотивы?
    — Мотивы? — Шульцбергер презрительно улыбнулся.— Мотивы — вещь десятая. Они нашли очень модный мотив. Сейчас модно болтать о гуманизме. Представляете? На одной чашке весов абстрактный гуманизм, а на второй — потрясающая научная проблема и огромная финансовая поддержка людей влиятельных... Как вы думаете, что должно перевесить? Но они выбрали бестелесную абстракцию... Дикость! Хотя...
    — Что «хотя»?
    — Хотя, я думаю, они оказались в науке случайно. Да, да, тысячу раз да! Нельзя же было бросить это из-за модного гуманизма!
    Чувствовалось, что профессор не был тверд в своих убеждениях.
    — А мальчишка, их атаман, знаете, что он сказал мне на прощанье? Он сказал, будто я не понимаю, что делаю! Я-то не понимаю! Ха-ха!..
    Смех не получился. Профессор печально вздохнул и подошел к шкафу с книгами. Зашелестела бумага, и в его руках оказалась вырезка из какого-то журнала.
    — Началось все с пустяка. Вот, смотрите.
    Я хорошо помню эту веселую историю. У червяка выработали условный рефлекс сокращаться под действием света. После его растерли в ступке. Получившуюся слизь сожрал другой червяк, у которого никаких рефлексов не было. И они появились. Наука, приобретенная жертвой, передалась каннибалу через желудок!
    Да, я хорошо помню эту нашумевшую среди биологов историю. Не история, а просто любопытный экспериментик, этакий крохотный научный анекдот, лабораторный трюк, вроде открытия деления ядра урана-235...
    — Ну и что дальше? — опросил я.
    У профессора на лице появилось выражение бесстрастного академического вдохновения.
    — Чувствуете намек на химическую природу памяти? С памятью живых существ всегда было много недоразумений. Никто не знал, где она находится. Ее упорно искали и вот нашли. Я нашел...
    — Где же?
    — Вот...
    Прибор напоминал электролитическую ванну, присоединенную к генератору. Ванна была заполнена мутноватой жидкостью.
    — Ячейки памяти «ин витро», а по существу, обыкновенная ячейка Бензера.
    Я не знал, кто такой Бензер и что представляет собой его ячейка.
    — Сейчас модно заниматься искусственным биосинтезом белков. Если вы поместите в ванну раствор рибонуклеиновой кислоты и рибосомы, то можно получить какие угодно белки. Их структура записана в молекуле РНК...
    Я вспомнил журнал «Хобби». Там об этом что-то писала...
    — Образно это можно представить себе так. Раньше была граммофонная запись на пластинке. В звуковом кино пользуются оптической записью. Есть магнитная на ленте. Природа записывает информацию на молекуле РНК. Она тонкая и длинная, как паутина. Вы понимаете?
    Я понимал. Смутно. Не в деталях, а в принципе.
    — В мозг поступают импульсные сигналы из внешнего мира. Импульсы врываются в нервную клетку, наполненную РНК. Химическая структура РНК меняется, идет нечто аналогичное звукозаписи. Это и есть материальный след памяти!
    Действительно, как чудовищно просто!
    — Значит, тот червяк вместе с телом своего собрата сожрал и звукозапись?
    — Совершенно верно!
    Профессор казался отрешенным от всего земного. Наука, только наука.
    — В этом приборе я осуществляю запись сигналов на молекулах РНК.
    Он самозабвенно рассказал об устройстве электронного прибора, который кодирует звук точно так же, как и слуховой аппарат человека.
    — Вот и все! — завершил свой рассказ профессор.
    Но я знал, что это только начало!
    Всегда все начинается с пустяка. С какого-нибудь червяка, или молекулы, или ядра. Масштабы объекта ни о чем не говорят.
    Банки из желтого стекла, со стеклянными притертыми пробками. Они стояли рядышком, как книги на библиотечной полке, как полное собрание сочинений одного и того же автора. Все в одинаковой обложке — желтые. И заголовки на белых наклейках.
    На первой банке, которую я механически вытащил из шкафа, было написано: «Начала Евклида». Я поставил ее на место и вытащил вторую. «Томас Мор. Утопия». Третья банка была наполнена «Шагреневой кожей»...
    — У вас странный вкус... — рассеянно пробормотал я.
    — О, я в это не вмешивался! — торопливо заметил профессор. — Записи делал тот самый, их атаман! Мое дело - РНК.
    — И много этого нужно, чтобы...
    — Одной пол-литровой банки хватит на все человечество! Экономная запись, не правда ли?
    — Очень... Может быть, слишком...
    В моем сознании возникла идиотская картина.
    Аптека. В ручном отделе на полках сотни таких банок. Я прихожу и спрашиваю: «У вас есть Гёте?» — «Нет, но...— Провизорша таинственно оглядывается по сторонам. Она моя знакомая, иногда отпускает снотворное без рецепта. — Но мы вчера получили немного Агаты Кристи...» — «Дайте пятьдесят граммов». Я торопливо сую ей деньги и убегаю с пузырьком.
    — И это действует? — выдавил я из себя вопрос.
    Профессор восторженно кивнул головой. Он был отрешен
    от всего земного.
    — На ком вы проверяли?
    —• Как всегда, на собаках, — прошептал он.
    Бедные собаки! Им достается в наш просвещенный век!
    У бульдога были большие печальные глаза с поволокой. Он напоминал философа, переживавшего крушение своей концепции.
    — Пустяковая операция, — пояснил профессор. — Инъекция в сонную артерию. Дальше с током крови РНК поступает в мозг...
    Вы когда-нибудь видели говорящих собак? Это отвратительное, противоестественное зрелище. Особенно язык! У собак он длинный и тонкий, что очень мешает им членораздельно выражать свои мысли. При нашем появлении Конт заявил:
    — Многие считают, что питание мясом способствует появлению атеросклероза. Это тоже неправильно...
    С этим нельзя было не согласиться. Профессор ждал от меня восторженных восклицаний. Но я молчал. Я вспомнил, что у меня всегда были нелады с иностранным языком. Нельзя ли воспользоваться знакомством и выпросить у него граммов пять английского?
    Конт облизнулся и добавил:
    — Вернер стоял в тамбуре. В кармане — только что полученный диплом... Справки по телефону АЛД 3-12-15. Рукописи не возвращаются...
    — Восхитительно, не правда ли? — спросил профессор и потрепал Конта по спине.
    — Адмирал отправился дальше, следуя на восток... Встретилась на пути рыба размером с кита средней величины...
    — Это откуда? спросил я Конта.
    Пес завилял плюшевым бесхвостым задом.
    — Темные водородные флоккулы — одна из самых выдающихся черт спектрогелиограмм солнечного диска... Химик же воспринимает сумятицу...
    За Конта мне ответил профессор
    — Видите ли, — он взял со стола желтую банку без наклейки. — Сюда сливали что попало...
    Профессор был отрешен от всего земного. Его не волновал факт, что в банку сливали что попало.
    Конт продолжал:
    — Бихевиоризм достиг своего апогея в двадцатых годах нашего столетия...
    Я одобрительно кивнул головой. Действительно, я этого не знал!
    — Согласно Фрейду, комплекс Эдипа создает или ломает человека, как и цивилизацию....
    Это уж было слишком! Собака болтала то, что ей не было положено. А дальше совсем как университетский профессор...
    — Для изолированной молекулы мы можем установить некоторые интегралы движения...
    Я повернулся и направился к выходу. Я начал догадываться, почему они все ушли.
    — Нет, вы только послушайте! — Профессор схватил меня за руку.
    Сейчас мы песню запоем,
    Споем о цифре бойко.
    Она зовется цифра Три;
    Кто грустен... Справки по телефону...
    — Жаль, — вздохнул профессор.
    — Что? — безразлично спросил я.
    — Я так люблю стихи Гейне!
    Теперь я был уверен, что профессор и собака обречены на вечное одиночество...
    Я посмотрел Конту прямо в глаза. Они были очень печальными. Он будто догадывался, что я о нем думаю, и хотел что-то сказать. О, он хотел просто гавкнуть, по-своему, по-простому, искренне, по-собачьи.
    Увы! У него не было ни одной своей собственной мысли...


    Журнал «Техника молодёжи» 1964 год №10

    Категория: Техника - молодёжи | Добавил: InManus | Теги: Научно-фантастические рассказы, Клуб любителей фантастики
    Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]