Пятница, 21.07.2017, 09:55Приветствую Вас Гость

Непознанное

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Записная книжка
  • Категории раздела
    Техника - молодёжи [203]
    Юный техник [69]
    Поиск
    Форма входа
     
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рускаталог.ком - каталог русскоязычных сайтов
     

    Фантастика

    Главная » Фантастика » Юный техник

    Прохождение Немезиды (продолжение) ЮТ №6 1957г.
    31.03.2012, 03:55



    (Продолжение. Начало см. "ЮТ" №5 1957г.)

    «Немезида! Немезида! Немезида!» — не сходило с газетных полос. Ученые терялись в догадках. Что представляет собой эта бродячая планета? Откуда она пришла в солнечную систему? Кажется, не было такого астронома, философа, физика или писателя, который не высказал бы своего мнения.
    Весть о Немезиде встряхнула мир. Муть всплыла на поверхность. Темные дельцы, любители легкой наживы, ринулись в погоню за добычей. Гадальщики печатали в газетах объявления: по звездам, даже по шишкам на черепе они брались предсказать каждому, уцелеет ли он при столкновении с Немезидой.
    «Немезида! Немезида! Немезида!»
    В церквах начались проповеди о «страшном суде». «Планета сия — булыжник в руках разгневанного бога, — заявил один знаменитый проповедник. — Господь бог замахнулся, — падите на колени с молитвой».
    Какой-то ученый ядовито заметил:
    — Почему же бог замахивается со скоростью трехсот километров в секунду? И если он всемогущ, к чему принимать облик планеты? Пусть явится лично и устроит суд по всем правилам!
    — Пути господни неисповедимы, — отвечал находчивый проповедник. — Кто мы, чтобы угадывать его волю? Может быть, он нарочно притормаживает Немезиду, чтобы мы могли одуматься, покаяться и очистить себя от грехов.
    «Материализм опровергнут окончательно, — написал Лекцнус Сибелиус, доктор трансцендентальных наук. — Жалкие слепцы, именующие себя реалистами, утверждают, что в мире все возникает из материи. А Немезида? На ваших глазах из ничего родилась планета! И вы не знаете даже: перед вами небесное тело или скользящая тень потустороннего мира, сквозь которую Земля пройдет, словно сквозь привидение».
    «Немезида! Немезида! Немезида!»
    Панические слухи расползались по всем материкам. Статистика отметила резкий рост самоубийств и грабежей...
    С большой статьей выступил известный астроном и общественный деятель Жевьер. Лишний раз он напомнил, как просторна солнечная система. «Земля и Немезида в волнах эфира — словно две ореховые скорлупки, — писал он. — Есть ли опасность, что они столкнутся? Математически она не равна нулю, но, по существу, ничтожна. Обратите внимание: те самые люди, которые громче всех кричат об опасности, сами же наживаются на ней, очевидно не веря в опасность. Не трепетать надо, не метаться по земному шару, а собрать ученых всего мира и на конференции сообща обсудить наши возможности».
    Так высказался солидный Жевьер, и ученый мир поддержал его. Буквально через неделю конференция состоялась. Астрономы, физики, инженеры почти всех стран мира собрались вместе, чтобы взвесить опасность, обсудить






    Художники состязались в изображении потопа...





    меры предосторожности. Прежде всего наблюдать, наблюдать, наблюдать. Изучать Немезиду, уточнять ее орбиту. Рассчитать все возможные варианты затопления приливами. Немедленно сооружать дамбы и готовиться к выселению людей из наиболее опасных районов. Подготовить подземные сооружения — шахты, тоннели, линии метро, снабдив их герметическими входами, способными выдержать удар приливной волны. А кто-то, кажется профессор Липп, предложил построить временные города на горных хребтах и плоскогорьях — в Тибете, на Гималаях, на Памире, в Кордильерах и Андах...
    Трегубов присутствовал на конференции в качестве делегата от СССР. Выступая, он сказал, что не следует ограничиваться наблюдениями, надо искать более активные меры... «В Советском Союзе институты ищут неустанно», — сказал он.
    В заключение конференция приняла обращение к правительствам всего мира: приступить к реализации предложенных мер.
    Все это выглядело так буднично, так привычно. Делегаты брали слово, выходили на трибуну, произносили речи... А за стенами бурлило людское море;
    «Немезида! Немезида! Немезида!..»
    Толпы людей осаждали обсерватории. На бульварах возле телескопов всю ночь стояли очереди. Каждому хотелось увидеть своими глазами виновницу переполоха. Мерзли, хлопали руками, терпели и отходили разочарованные. Им показывали слабенькую звездочку, ничем не отличавшуюся от окружающих. Люди сомневались: «Неужели это и есть Немезида? И эта блестка угрожает нам? Не может быть, — звезд на небе полно, для всех места хватит. Разойдемся как-нибудь!..»
    В январе Немезида уже выглядела крошечным кружочком. По диаметру кружка вычислили ее размеры. Подтвердилось мнение, что Немезида несколько больше Земли. Ее спектр был точным повторением солнечного. Как все планеты, она светила отраженным светом. Никакой атмосферы на ней не было, иначе заметны были бы линии кислорода, метана, аммиака или углекислого газа. Все темные линии в спектре были сдвинуты. Это означало, что Немезида продолжает двигаться. По величине сдвига определили скорость. Вышло, как у Трегубова: 300 километров в секунду. Итак, пока люди наблюдали, спорили, пугались и успокаивались, Немезида приближалась, отсчитывая 300 километров каждую секунду.
    Триста километров в секунду! Можно сказать, что Немезида мчалась, можно сказать, что она ползла. В сравнении с обычными скоростями скорость у нее была бешеная, немыслимая, молниеносная. Но ведь свой собственный поперечник она проходила за целых 50 секунд! Пожалуй, с таким же правом можно было сказать, что она ползла, как улитка, еле-еле продвигаясь по темным межпланетным просторам.
    В середине декабря она пересекла орбиту Нептуна. Кончился год, прошел январь, и только в феврале осталась позади орбита Урана. Еще 8 недель понадобилось, чтобы дойти до орбиты Сатурна. Немезида миновала ее уже весной — 12 апреля.
    В апреле люди с хорошим зрением различали Немезиду невооруженным глазом, без всяких биноклей. В телескопы на крошечном диске уже видны были кое-какие подробности. Так, Трегубов заметил на диске Немезиды темное пятнышко. Оно перемещалось. Таким образом, удалось установить, что Немезида вращается вокруг своей оси. Тамошние сутки были несколько длиннее земных — они равнялись 33 часам.
    Затем был открыт темный ободок, как бы обруч, стягивающий экватор. Один английский астроном обнаружил, что на этом ободке заметна радиоактивность. Может быть, здесь находились особенные радиоактивные вулканы?
    За исключением ободка и пятнышка, все остальное было ярко- белым. Работая с цветными фильтрами, Трегубов пришел к выводу, что Немезида отражает свет примерно так же, как снежное поле.
    Снег?! Если на Немезиде есть снег, значит там были водяные пары и когда-то была атмосфера?! Куда же делся воздух? «Видимо, он замерз, — решил Трегубов, — и вся планета покрыта слоем твердого воздуха».
    Вскоре пришло подтверждение. В начале мая в спектре Немезиды были обнаружены линии кислорода. Ответ получен — и тут же новая загадка! Ведь кислород на Земле — результат жизнедеятельности растений. Но какие же растения могли быть на Немезиде, вдалеке от Солнца, при морозе ниже 200 градусов?
    Изучала Немезиду и Антонина Николаевна Трегубова.
    Ее интересовали только цифры, точные и безупречные. Она высчитала орбиту Немезиды и теперь с нетерпением ожидала прохождение мимо Юпитера. «Как изменит Юпитер орбиту Немезиды?» — вот что ее волновало.
    Событие это совершилось 9 мая. Немезида опередила Юпитер, проскочив перед гигантом, как юркий миноносец перед носом у линкора. Расстояние между ними было более 40 миллионов километров, но могучий Юпитер все же искривил орбиту Немезиды и даже больше, чем ожидалось. Теперь с достаточной точностью можно было вычислить весь дальнейший путь Немезиды. И это было сделано Трегубовой через три дня.
    По подсчетам Антонины Николаевны, Немезида должна была миновать Землю на безопасном расстоянии — около 2 миллионов километров. Международная расчетная комиссия опубликовала сообщение Трегубовой, и мир вздохнул с облегчением. Но прошло еще несколько дней, и Немезида преподнесла новый сюрприз.
    Произошло это в поясе малых планет. Ученые до сих пор спорят, откуда взялись эти многочисленные тела: остатки" ли это развалившейся планеты, разорванной притяжением Юпитера, или небольшая часть той метеорной тучи, из которой образовались все остальные планеты, так сказать, строительный мусор солнечной системы. Так или иначе, в этом поясе открыто уже более тысячи крупных астероидов. Проходя здесь, Немезида неминуемо должна была получить несколько увесистых ударов.
    Как известно, Антонина Николаевна «не хватала звезд с неба, а только астероиды», как говорил шутя Трегубов, и посвятила свою жизнь изучению этой беспокойной области. Именно она установила, что Немезида должна встретиться с астероидом № 2073 — малой планетой по имени Лапута.
    Трегубова открыла Лапуту много лет назад, будучи еще молодым наблюдателем, и дала ей название в честь летающего острова, описанного в «Путешествиях Гулливера». Позже было установлено, что трегубовская Лапута — глыба неправильной формы, похожая на букву «Т», и длина ее около 40 километров. Вот этот «камешек», на котором мог бы разместиться большой город, и должен был грохнуться на Немезиду в ночь на 18 мая в 4 часа 47 минут по московскому времени.
    Итак, столкновение должно было состояться. Правда, не Земля, а мертвая Лапута принимала удар. Астрономы готовились к наблюдению. Спорили, что произойдет при встрече: чудовищный взрыв или просто удар? Будет Лапута распылена или только расколота?
    В ночь на 18 мая астрономы не смыкали глаз, следя за сближением Немезиды и Лапуты. Светящееся зернышко и крошечная блестка сходились. Около часа ночи самые внимательные наблюдатели заметили какое-то сияние на экваторе Немезиды. Впрочем, об этом вспомнили позднее. В ту ночь о посторонних вспышках думали очень мало. Астрономы волновались, ожидая столкновения. В 4 часа 28 минут началось прохождение. Оказавшись на ярком фоне Немезиды, Лапута исчезла из виду. Только в самые большие телескопы можно было заметить темное пятнышко — ее тень. Тень скользила справа налево. Минуты шли, напряжение возрастало. 4 часа 45 минут... 4 часа 46 минут... И вдруг слева от диска засветилась яркая точка! Лапута проскочила перед Немезидой, удар не состоялся!
    Трегубова сделала новые снимки, получила новую спектрограмму. И вдруг очередная неожиданность: скорость Немезиды оказалась не 300, а 294 километра в секунду! Причем именно это изменение скорости спасло Лапуту от столкновения. Антонина Николаевна не сомневалась в правильности своих прежних расчетов. Но ответить на вопрос, почему Немезида изменила скорость, она не могла. Может, это загадочное небесное тело не подчиняется законам физики? Вместо того чтобы увеличить скорость при сближении с Солнцем, Немезида вдруг уменьшила ее?!.
    В полном смятении Трегубова позвонила в Москву, в Межпланетный комитет. Анатолия Борисовича там не оказалось. Он уже вылетел на вторую Международную конференцию.


    — Ваши расчеты, Антонина Николаевна, — ответили в коми тете, — мы срочно пошлем Анатолию Борисовичу. Да, это осложняет обстановку: изменив скорость, Немезида пройдет теперь гораздо ближе к Земле... Продолжайте наблюдения, Антонина Николаевна.
    В древнюю европейскую столицу вновь съезжались ученые со всех концов света. За несколько часов до открытия конференции верный своим старым привычкам, Анатолий Борисович отправился бродить по городу. Он ходил пешком, без определенного плана и очень скоро с пышных центральных улиц попал в переулки, которые обычно туристам не показывают.
    Переулки были похожи на каменные ущелья, дворики — на клетки. Сушилось белье, школьники, сложив наземь сумки, с увлечением играли в футбол. На углах с лотков торговали вином, овощами и леденцами. Девушки предлагали горячие каштаны,
    мальчишки — газеты. Продавались орехи, углы в комнатах, акции, билеты в оперу. Жизнь катилась своим чередом...
    Трегубов достаточно хорошо понимал язык. Ему нравилось, толкаясь в толпе, ловить отрывочные замечания похожих. Вот жизнерадостные студенты.
    — Бальзак — великий человек, хотя он и не умел строить интригу, — утверждает один из них, рыхлый увалень с большим бантом вместо галстука.
    — Пять — ноль, я же знал, что они просадят!
    — Мадам, купите цветы...
    О Немезиде говорили повсюду, изредка с мрачным отчаянием, чаще со страхом, еще чаще с сомнением. Трегубов слышал такой диалог:
    — Она ударит по Луне, и Луна упадет на нас.
    — Враки!
    — Но я сама слышала по радио. Ученые подсчитали...
    — Выдумали твои ученые. Им тоже нужно хлеб зарабатывать!
    В сквере, где грелись на солнце старички, а молодые матери
    катали младенцев в колясках, к Трегубову подошел юноша в коротком голубом пиджачке.
    — Папаша, вам повезло, — шепнул он доверительно. — Исключительная удача, редкая возможность! У меня остался один- единственный билет на острова Антиподов и совсем недорого, за свою цену. Пожалейте себя, папаша, вы в цветущем возрасте. Жизнь дороже нескольких тысяч. Не отказывайтесь от Антиподов. Прекрасный, здоровый климат, благоустроенные отели, пляж, яхты, прогулки по морю, музыкальные вечера, карты, ресторан... Я сам бы поехал, но больная мать-старушка...
    — К чему мне Антиподы? — удивился Трегубов. — Уж если бы я вздумал отдыхать, Ницца гораздо ближе.
    Голубой пиджак удивился, в свою очередь:
    — Откуда вы свалились, папаша? С. Немезиды? Всему миру известно, что уцелеют только острова Антиподов... — И он сунул в руки Трегубову рекламную афишку:



    ...Вторая конференция открылась во Дворце науки — гигантском кубическом здании из поляризованного стекла. Стекло это пропускало свет только в одну сторону, так что изнутри улица была видна, а снаружи стены казались матовыми. Сидя в кресле, Трегубов видел за полупрозрачной стеной монастырь. Из решетчатой калитки выходили монашки в белых платках, надвинутых на брови. Не поднимая глаз, они кивком подзывали такси, чтобы ехать по своим делам — на молитву, в банк или в ремонтную контору.
    А через наушники Анатолий Борисович в это время слушал речи ораторов, переведенные машиной-переводчиком на двадцать языков одновременно. Монашки, такси, машины-переводчики — XX век!
    ...Открыл заседание Жевьер. Это был высокий представительный старик с орлиным носом и выдающимся вперед подбородком. Он был изысканно одет, скорее как артист, не как ученый, и голос у него был артистический, с бархатными переливами. Казалось, Жевьер увлекает слушателей звуками, а не словами.
    На конференцию были представлены несколько расчетов орбиты Немезиды, наиболее точным признали расчет Антонины Трегубовой. Ее цифры и приняли за основу, когда выпускали коммюнике. «Немезида, — сообщала всему миру конференция — пересечет земную орбиту 3 июня в 23 часа 12 минут по гринвичскому времени и пройдет на расстоянии 900 тысяч километров от Земли и 500 тысяч километров от Луны».
    Такое близкое прохождение не угрожало гибелью Земле, но катастрофически опустошительные приливы были неизбежны. Поэтому конференция приняла решение заново рассчитать затопляемую зону и срочно вывозить оттуда людей. Кроме того, были проверены меры, принятые в остальных частях земного шара.
    Осталось только одно «но», и о нем напомнил Жевьер в конце своей речи:
    — Дамы и господа, не поймите меня ложно, — сказал он. — Я с глубоким уважением отношусь к представленным расчетам и не сомневаюсь, что они правильны. Математики учли притяжение Юпитера, Солнца, Земли, даже Марса и Венеры. Но Немезида, как мне представляется, подчиняется не только притяжению. Иные и более грозные силы управляют ее движением. Она, как видно, относится к классу неустойчивых небесных тел, подобно новым звездам. Чудовищные взрывы сотрясают ее недра, и, возможно, именно они сталкивают планету с естественного пути. В ночь на 18 мая мы были свидетелями таких взрывов, нам они представлялись неяркими вспышками. Не лишено вероятия, что эти взрывы замедлили движение Немезиды и спасли Лапуту. Мы не знаем, кто виноват здесь: случай или Немезида. Но если ничтожно малое притяжение Лапуты могло поколебать неустойчивые недра Немезиды, какие же катаклизмы вызовет мощное притяжение Земли! С другой стороны, есть у нас и утешение: притяжение Юпитера гораздо более сильное, чем лапутское, не вызвало, однако, никаких вспышек или взрывов на Немезиде. Вполне возможно, что все обойдется без неприятностей и Немезида проследует по вычисленному пути. Но хотя вероятность столкновения ничтожно мала, все же остается у нас досадная доза неуверенности.
    Что же будет, если столкновение произойдет? Я представляю себе такую картину. Исчезнет голубое небо, его заменит каменное. Чужие горы нависнут над нашими горами... Зубастые вершины их вопьются в нашу землю, в пашни и холмы. Взметнется огненный смерч, леса вспыхнут, точно солома, и огонь сметет города и села...
    Возможно, я зря тревожусь, но мы рискуем слишком многим, чтобы заниматься самоуспокоением. Так мать остерегает своего ребенка от самых редких опасностей. Он слишком дорог ей, и она всегда боится потерять его. Что нам остается делать?
    С моей точки зрения, единственное, что я и предлагаю вашему вниманию: в настоящее время на земном шаре имеется двадцать восемь межпланетных ракет, способных поднять сто четырнадцать человек. Я предлагаю срочно строить новые ракеты и... начать вывоз людей с Земли! Да-да! Мы не в состоянии спасти все человечество, но можем сохранить жизнь его представителей, а вместе с ними увезти в мировое пространство все достояние человечества, его мысли, достижения науки, сокровищницу его знаний. Пусть переждут наши представители грозу и вернутся потом на Землю, если она уцелеет. А если Земля погибнет, пусть высадятся на Марсе или на Венере, чтобы продолжать наш род, нашу культуру...
    — Итак, задача состоит в том, — закончил Жевьер, — чтобы отобрать наших наследников — молодых, здоровых, выносливых, способных и образованных лк5дей — и вручить им все достижения человеческой мысли. К этому святому делу я и призываю вас, делегаты!
    Жевьер сел и что-то быстро написал на листке из блокнота. Через минуту Трегубов получил записку: «Анатолий Борисович! Вам надо выступить, так как в Советском Союзе большинство межпланетных кораблей. Ваш Жевьер».
    Между тем в зале заседаний стояла подавленная тишина. Прения не начинались.
    Трегубов попросил слова.
    — Господа, — сказал он, — наша страна примет участие в любом коллективном мероприятии, предложенном этой конференцией. Но посылка наследников в мировое пространство, это пассивная мера, мера отчаяния. Между тем мое правительство и Советский межпланетный комитет поручили мне сообщить вам итоги последнего совещания, которое состоялось в Москве. На этом совещании обсуждены результаты исследований по отысканию активных и действенных мер. Советский Союз обладает реальной возможностью изменить орбиту Немезиды...

    Продолжение "ЮТ" №8  1957г.
    "ЮТ" №9  1957г.
    Окончание "ЮТ" №11 1957г.


    Категория: Юный техник | Добавил: admin
    Просмотров: 638 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]